SchoolDesk > Статьи>Для рынка проекторов образовательный сегмент — один из главных
 

Для рынка проекторов образовательный сегмент — один из главных

Информатизация учебного процесса в школах и вузах предполагает широкое внедрение компьютерных технологий, а также коллективных средств отображения информации, в качестве которых, как правило, используются проекционные системы. Именно поэтому спрос на такие системы в образовании может служить своего рода индикатором подвижек в подходах к образовательному процессу. С другой стороны, он определяет уровень внимания всех игроков проекционного рынка к образовательному сегменту и появление новых решений. О том, что происходит в этой сфере сегодня, старший менеджер по проекционному оборудованию и бизнес-продуктам компании Epson Евгений Джаксимов

В начале 2000-х госзакупки проекторов для системы образования в рамках федеральной программы “Дети России” кардинально повлияли на рынок проекторов в целом. А сегодня какое значение для него имеет образовательный сегмент?

Евгений Джаксимов: Действительно, программа “Дети России” привела к серьезному росту российского рынка проекционного оборудования, тем более что тендеры проводились на протяжении нескольких лет. Сейчас таких централизованных тендеров, охватывающих все регионы, нет, но тем не менее, по данным, например, агентства Future Source, порядка 30% продаваемых в стране проекторов уходят именно в систему образования. По нашим же собственным оценкам, вытекающим из общения с дилерами, интеграторами и заказчиками, эта цифра даже выше — от 40 до 50% в штучном выражении. Примерно такую же долю образовательный сегмент занимает и в поставках проекторов Epson. То есть он вполне сопоставим с бизнес-сегментом. Если же считать в деньгах, то цифры получаются несколько иными и к тому же они меняются год от года, поскольку многое зависит от экономической ситуации. В лучшие времена школы и вузы покупают модели подороже, в худшие — подешевле. В 2008-м и 2009-м главным критерием выбора являлась именно цена. В принципе ситуация и сейчас такая же, но уже заметен тренд в сторону большего внимания к функционалу и техническим характеристикам проекторов. Все чаще покупают более продвинутые модели.

На протяжении длительного времени все закупки для образования осуществлялись за счет выделяемых государственными органами средств. Сейчас сохраняется та же ситуация или в ней произошли изменения?

Е. Д.: Ситуация изменилась в том смысле, что активность теперь проявляют уже сами регионы в лице местных департаментов образования. Они реализуют свои программы, проводят тендеры, а затем распределяют проекторы по школам. В следующем году мы ожидаем дальнейшей активизации деятельности в данном направлении в связи с завершением передачи функций расформированного в марте Федерального агентства по образованию Министерству образования и науки РФ. Вместе с тем мы отмечаем определенную активность и со стороны самих школ. Если же говорить о вузах, то они преимущественно покупают оборудование сами. Из каких средств — это уже другой вопрос.

Разбудит ли инициативу вступление в силу закона, который даст школам больше возможностей распоряжаться имеющимися у них средствами?

Е. Д.: Все будет зависеть от того, насколько сами преподаватели заинтересованы в использовании проекционного оборудования. В рамках программы “Дети России” им просто выдали такие устройства, хотя многие не представляли, что с ними делать. Сейчас практически все знают о возможностях проекционной техники, есть уникальные образовательные учреждения, которые активно занимаются информатизацией учебного процесса с применением современных средств визуализации. В этом им, как правило, активно помогают системные интеграторы, которые берут на себя многие вопросы: от установки проектора до написания специализированного ПО. Но многие образовательные учреждения к этому пока не готовы, хотя тренд в целом положительный.

В принципе все проекторы выполняют схожие функции. Но многие производители, включая Epson, ряд своих моделей позиционируют именно как проекторы для образования. В чем их специфика?

E. Д.: Дело в том, что в конкретных обстоятельствах одни модели более эффективны, а другие менее. В частности, если мы говорим об образовании, то именно в этот сегмент изначально стали предлагаться проекторы с сетевым интерфейсом, благодаря которому всем парком проекторов можно управлять с одного компьютера, контролируя состояние каждого отдельного устройства. Для образовательных учреждений также очень важен такой параметр, как фокусное расстояние: чем ближе можно разместить проектор к экрану, тем удобнее преподавателю (с одной стороны, проектор его не слепит, а с другой — меньше шансов затенить изображение во время пояснений), да и парты можно ближе поставить. Не случайно сейчас появились ультракороткофокусные проекторы (мы представили такие в конце прошлого года), позволяющие проецировать изображение с расстояния всего в несколько сантиметров от поверхности экрана. Преимущества таких решений очевидны, поскольку преподаватель, как правило, находится даже дальше от экрана, чем проектор. Еще одно новейшее веяние — интерактивные проекторы, полностью заменяющие интерактивную доску. Такие модели есть у разных производителей, но у Epson они и интерактивные, и ультракороткофокусные, и это 100%-ное попадание в образовательный сегмент. С помощью таких проекторов интерактивные функции реализуются на любой поверхности, пригодной для проекции, причем в отличие от традиционных интерактивных досок она может иметь произвольные размеры.

Хорошо, когда проекторы для образования позволяют проецировать изображение на доски разного цвета, имеют достаточно мощные встроенные динамики, совместимы с документ-камерами, допускают моментальное включение и выключение. А вот, например, компактность для сферы образования не так важна. Даже если проектор всего один, и его переносят из класса в класс, предпочтение в большинстве случаев отдадут пусть более громоздкому, но менее дорогому, тогда как в бизнесе зачастую наоборот.

Вы начали с сетевых функций. Много вы знаете учреждений, где их реально используют?

E. Д.: Поддержка в проекторе сетевых функций — большое преимущество. Можно только сожалеть, что в школах и вузах их используют пока не часто. Тем не менее это вопрос не к производителю. Там, где внедрение проекторов идет по инициативе снизу, эти функции применяют, потому что они действительно удобны. Причем в этом есть смысл, даже если в школе всего один проектор. А почему не применяют? Где-то инфраструктура не позволяет, где-то проектор используют лишь от случая к случаю и нет смысла его подключать к сети. Причины могут быть разные.

Сейчас в образовательном сегменте быстро растет спрос на интерактивные доски. Могут ли интерактивные проекторы их потеснить?

Е. Д.: Пока сказать сложно, потому что интерактивные доски уже получили определенную популярность в образовательной среде. Все знают, что они собой представляют и как с ними работать. Интерактивные проекторы могут составить им сильную конкуренцию после того, как продукт станет хорошо известен рынку. А на это уйдет год или два. Сейчас мы занимаемся именно этим. Наши партнеры устраивают демонстрации непосредственно у заказчиков — ставят проектор, включают, а дальше в общем-то и доказывать ничего не надо. Некоторые заказчики уже оценили такие проекторы по достоинству, и сейчас мы наблюдаем стабильно высокий рост их продаж. Совсем недавно, например, наш партнер выиграл большой тендер на поставку интерактивных проекторов Epson в Узбекистане.

У любого продукта есть свои достоинства и недостатки. В чем проявляются недостатки интерактивных проекторов, на которые, возможно, будут указывать поставщики конкурирующих решений?

Е. Д.: Я думаю, в первую очередь они будут упирать на цену. Сейчас интерактивные проекторы стоят довольно дорого, особенно по сравнению с комплектами из китайских досок и наиболее дешевых проекторов. Но если взять сопоставимое по качеству решение, то интерактивный проектор обойдется дешевле. Кроме того, в случае индивидуальных запросов и тендеров мы, например, готовы оговаривать специальные ценовые условия.

Но в случае ультракороткофокусного проектора труднее настроить геометрию изображения и обеспечить его равномерную яркость и четкость… А поскольку датчики положения маркера размещаются в самом проекторе, т. е. в одном углу доски, могут быть ошибки в отслеживании движения маркера…

Е. Д.: Теоретически с геометрией проецируемого изображения у короткофокусного аппарата действительно проблем больше. Поэтому мы сознательно ограничиваем возможности регулировки трапецеидальных искажений в таких проекторах (попытки добиться лучшего результата часто приводят к обратному эффекту) и поставляем в комплекте специальное крепление, позволяющее скорректировать позиционирование проектора по всем трем осям. Во время установки предсерийного образца на выставке “Фотофорум” я на собственном опыте убедился, что с помощью такого крепления все удается сделать легко и быстро. Яркость и четкость изображения у таких проекторов, как и у всех других, в центре экрана чуть выше, чем по краям, но на глаз это практически не заметно.

Что же касается отслеживания положения маркера, то в наших проекторах предусмотрены два режима калибровки интерактивной системы (она построена на инфракрасных датчиках): по 25 или для большей точности по 49 точкам. Но я даже не помню случая, чтобы нам приходилось использовать второй режим — все работает без проблем и при калибровке по упрощенному варианту.

Не скажется ли отрицательно на поставках традиционных проекционных решений рост спроса на интерактивные решения в образовании?

Е. Д.: Тенденция сейчас следующая. Большинство учреждений покупает именно проекторы, но доля интерактивных решений растет и в течение ближайших лет она выйдет, я думаю, на достаточно высокий уровень. При этом одно другому не мешает. Купив сначала проектор, потом можно докупить к нему интерактивную доску и получить полноценную интерактивную систему. Поэтому стоит заранее подумать о том, какой формат доски более удобен, и выбрать проектор того же формата и лучше короткофокусный. Но по крайней мере сейчас большинство интерактивных решений строятся как раз на традиционных проекторах.

В отличие от многих других производителей Epson так и не включила в свою линейку DLP-проекторы. Вы по-прежнему стоите на том, что 3LCD-технология лучше?

Е. Д.: Мы лишь стараемся разъяснять разницу в этих технологиях, что логично, учитывая то, что Epson и является разработчиком 3LCD-технологии и основным производителем 3LCD-матриц. Если еще два-три года назад шла чуть ли не война между их приверженцами, то сейчас этого уже нет. В то же время нельзя отрицать, например, что 3LCD-проекторы явно выигрывают в энергоэффективности. Например, для достижения светового потока 1300—1500 ANSI-лм в однокристальных DLP-проекторах со светофильтром без прозрачного сегмента приходится использовать лампу мощностью 250—300 Вт, а в наших инсталляционных моделях серии EB-G5000 со световым потоком до 5000 ANSI-лм применяются лампы на 275 Вт.

А есть сейчас какие-либо официальные или полуофициальные стандарты, которым должны удовлетворять проекторы для образования?

Е. Д.: Стандартов нет. А мы как раз заинтересованы в том, чтобы такие стандарты или рекомендации со стороны, например, Министерства образования были. Пытаемся выходить на соответствующие органы в разных регионах, чтобы обеспечить обратную связь. Но пока зачастую приходится исходить из тех спецификаций, которые оговорены в условиях тендера, и даже если они представляются не очень обоснованными, изменить в таком случае ничего нельзя. Это особенно было характерно для 2009 г. Но есть и другие примеры, когда появляется возможность оценить ситуацию у заказчика еще на предварительном этапе. Тогда можно более точно учесть его специфику. Это, на мой взгляд, более правильный путь.

Получайте новости с schooldesk на почту